Анализ: уязвимость Молдовы перед гибридными угрозами

0 408

Гибридные угрозы вызывают серьезную обеспокоенность у международного сообщества, поскольку для них характерна одна особенность, а именно: «сочетание конвенциональных и неконвенциональных, военных и невоенных методов, которые используются государственными и негосударственными игроками для достижения определенных политических целей». При этом финальная цель необязательно заключается в прямом нападении на государство, скорее в том, чтобы вызвать нестабильность во всех областях: военной, экономической, социальной, судебной, в СМИ и т.д. В итоге государство становится уязвимым перед внутренними и внешними угрозами, будучи не в состоянии обеспечить свою национальную безопасность на долгосрочную перспективу. Что касается  Республика Молдова, наша страна часто является целью гибридных атак, в ходе которых используются различные инструменты «мягкой силы».

Коррупция в Молдове укоренилась во всех сферах. Она является главным препятствием на пути укрепления правового и демократического государства. В Индексе восприятия коррупции – 2018, составленном Transparency International, Молдова находится на 117 из 180 мест. Это является следствием, в том числе, и противоречивых решений, принятых прежней властью. Среди них – утверждение пакета законов о налогово-бюджетной политике и амнистия капитала. На позиции в рейтинге также повлияли отсутствие транспарентности в процессе расследования кражи миллиарда, избирательность правосудия при рассмотрении дел о коррупции и т.д. Это вызвало негативную реакцию в ЕС и отрицательно сказалось на отношениях с прежними молдавскими властями. А приостановка прошлым летом макрофинансовой помощи, которую Евросоюз выделил на поддержку реформ в стратегических сферах, стала адекватным ответом на незрелые и безответственные действия властей Молдовы.  В 2018 году, оценив ход выполнения Соглашения об ассоциации с ЕС, Европарламент заявил, что Молдова является «государством, захваченным олигархическими интересами».

Приднестровский конфликт несет прямую угрозу безопасности и территориальной целостности Республики Молдова, с 1992 года провоцируя политическую, военную, экономическую и социальную нестабильность. Помимо того, что у нас фактически существует образование, не получившее признание на международном уровне, но имеющее все элементы независимого государства, в приднестровском регионе незаконно находятся иностранные вооруженные силы – Оперативная группа российских войск (ОГРВ). ОГРВ не нужно путать с российским воинским контингентом, входящим в состав миротворческих сил, выполняющих миссию в Зоне безопасности на Днестре. Она проводится на законных основаниях, в соответствии с подписанным в 1992 году Соглашением о принципах мирного урегулирования приднестровского конфликта. Однако Российская Федерация не делает между ними различий, создавая почву для политических игр и интерпретаций в свою пользу, затягивая тем самым процесс разрешения приднестровского конфликта. Москва использует приднестровский регион, чтобы сохранить молдавский политический класс в сфере своего влияния. При этом на посту президента Молдовы находится человек с пророссийскими взглядами, который заявляет о приверженности сбалансированной внешней политике, но на самом деле больше тяготеет к Российской Федерации. Еще одной причиной для беспокойства, которая, вероятно, не слишком волнует некоторых представителей молдавских властей, является назначение вице-премьера российского правительства Дмитрия Козака спецпредставителем президента России по развитию торгово-экономических отношений с Молдовой. Соответствующий указ был подписан летом прошлого года. Чиновник является автором нашумевшего «Плана Козака», в соответствии с которым приднестровский конфликт предлагалось урегулировать путем федерализации Республики Молдова.

Энергетика – одна из самых уязвимых молдавских отраслей, поскольку наша страна зависит от внешних поставок газа и электроэнергии. 20% электроэнергии Молдова импортирует из Украины, еще 60% приобретает у Кучурганской ГРЭС и лишь 20% вырабатывает сама. Диверсификация энергетического рынка является крайне необходимым условием для обеспечения энергобезопасности Молдовы, учитывая то, что «Газпром» является монопольным поставщиком природного газа в нашу страну, а срок действия контракта с российским энергогигантом истекает в конце 2019 года. Ситуацию осложняет долг Молдовы перед «Газпромом», размер которого в 2018 году составлял 6,21 млрд долларов. 90% от этой суммы – долг Тирасполя. Российская Федерация продолжает финансировать тираспольский режим, бесплатно поставляя газ, а долги ложатся на Молдову. Во второй половине июля президент Республики Молдова вновь отправился с визитом в Москву. На этот раз – чтобы обсудить условия транзита и поставок российского газа с 1 января 2020 года. Ясно, что оплата нового контракта с «Газпромом» повлияет на молдавскую политическую повестку.

Вмешательство церкви в молдавскую политическую жизнь является очевидным. С каждыми выборами оно значительно растет. Этому способствует то, что 90% молдавских граждан являются православными, а церкви доверяют более 40% жителей страны. Для сравнения: о доверии правительству заявили 14,4% респондентов, парламенту – 10,9%, президенту – 23%. Таковы данные «Барометра общественного мнения». Опрос проводился в январе 2019 года. Некоторые молдавские политики открыто используют религиозный фактор и концепцию традиционной семьи в политическом дискурсе, вовлекая священнослужителей в предвыборные кампании в поддержку той иной партии. Молдавским обществом манипулируют, оно разделено по политическим критериям, в нем подогревают ненависть. А выгоду от этого получают политические силы и церковь.

Это одни из основных вызовов, с которыми сталкивается Молдова в период, когда неконвенциональные инструменты являются главным оружием, направленным на уничтожение демократии и верховенства права.

Автор: Людмила Нофит

Opinii RUS