(Ин)конгруэнтность Козака через призму «случая Молдовы»

0 292

Автор: Денис Ченуша

Объединение внешних сил в поддержку политических перемен в Молдове представляет собой редкий случай в геополитическом пространстве, оспариваемом Россией, ЕС и США. Этот конъюнктурный консенсус иностранных акторов, отсутствующий и пока невозможный на Западных Балканах, Украине или в Грузии, побудил политические силы с разными геополитическими предпочтениями сформировать правящую коалицию. Благодаря этому, симпатизирующие России социалисты и блок ACUM, выступающий за ориентацию на Запад, правили вместе, правда, лишь около пяти месяцев. В этот период диалог с ЕС возобновился и стал теснее. Данный процесс протекал легче, быстрее и эффективнее, чем потепление отношений с Россией.

Несмотря на то, что распад альянса ПСРМ – ACUM был вызван большими различиями в подходе к отбору генерального прокурора, Россия считает, что причиной дестабилизации и, соответственно, падения правительства Майи Санду стали разногласия, касающиеся внешней политики, геополитическая ориентация. Такой вывод можно сделать о позиции России по отношению к политической ситуации в Молдове июне – ноябре 2019 года, анализируя публичные заявления российского вице-премьера Дмитрия Козака. Его утверждения свидетельствуют о том, какую именно роль взяла на себе российская сторона в процессе разрешения молдавского политического кризиса.

Можно заметить три серьезных несоответствия между ожиданиями Козака от политической ситуации в Молдове в июне и последовавшими за этим заявлениями, озвученными им в ноябре 2019 года.

  1. “Москва ничего не решала” в Молдове, хоть и повлияла на позицию социалистов. Высокопоставленный российский чиновник Дмитрий Козак отрицает гипотезу о том, что Россия каким-то образом вмешалась в процесс назначения правительства Майи Санду в июне 2019 года. С его точки зрения, решение о создании коалиции между ПСРМ и ACUM явилось следствием прагматичности молдавских политических сил, проявленной в ситуации, требовавшей незамедлительной реакции. Даже если Козак утверждает, что Россия не вмешивалась во внутренние дела Молдовы, вице-премьер открыто признает, что он «настойчиво рекомендовал» социалистам и президенту Додону отвергнуть секретные предложения о создании коалиции, сделанные после выборов Демократической партией в обмен на “федерализацию страны” и углубление молдо-российских отношений (“Коммерсантъ”, 11 июня 2019 г.). Действительно, российская сторона не может влиять на все молдавские политические силы. Однако Козак открыто сказал, что он оказывал давление на президента и самую многочисленную парламентскую фракцию, что привело к созданию коалиции между ПСРМ и блоком ACUM.
  2. От необходимости досрочных выборов до необходимости «избежать выборов, которые избирателям изрядно надоели». Демонтаж режима, названного Россией «криминальным» (ТАСС, 15 июня 2019 г.), а также «корректировка» избирательного законодательства ради новых выборов (“Коммерсантъ”, 11 июня 2019 г.) были главными задачами альянса ПСРМ – ACUM, согласно расчетам Козака, изложенным в июне 2019 года. Через пять месяцев, когда правительство Майи Санду высадили на берег, выразив кабмину вотум недоверия, Козак радикально пересмотрел свое мнение о досрочных выборах. В июне досрочные выборы предлагались как выход из политического кризиса, с условием, что альянс ПСРМ – ACUM изменит избирательное законодательство и вернется к пропорциональной системе. Уже в ноябре российский вице-премьер говорит, что благодаря назначению нового правительства удалось избежать досрочных выборов, «которые молдавскому избирателю уже изрядно надоели» (Government.ru, 20 ноября 2019 г.). Более того, российские власти, которые критически относились к любому сотрудничеству между социалистами и Демпартией, обвинявшейся в установлении «криминального» режима, никоим образом не осудили формирование правительства под руководством Иона Кику, за назначение которого проголосовало политформирование, контролировавшееся около шести месяцев назад беглым олигархом Владимиром Плахотнюком.
  3. Временная, но не неустойчивая правящая коалиция. Поначалу Дмитрий Козак полагал, что альянс ПСРМ – ACUM просуществует недолго (“Коммерсантъ”, 11 июня 2019 г.). Однако временный характер правящей коалиции ни в коем случае не подразумевал обязательное наличие политической нестабильности, скорее планировался фиктивный «брак» и, соответственно, «развод», согласованный обеими политическими силами. Эти прогнозы значительно отличались от развития политической ситуации: правительство, которым руководило ACUM, было отправлено в отставку, а социалистов обвинили в концентрации власти. В ноябре Козак признался, что, на самом деле, с самого начала было известно, что такой альянс не может быть устойчивым, а тот факт, что коалиция просуществовала около пяти месяцев, превзошел ожидания Москвы (Government.ru, 20 ноября 2019 г.). В то же время российская сторона избегает говорить о таком же временном характере нового правительства Молдовы, которое пользуется миноритарной поддержкой парламентской фракции социалистов и зависит от воли демократов, которых Козак недавно ассоциировал с «криминальным режимом», контролировавшимся Плахотнюком.

Случай Молдовы подтверждает ощущение, что риторика российских высокопоставленных чиновников содержит множество несоответствий, а частое изменение позиции свидетельствует об адаптации российских интересов к новым политическим обстоятельствам. Точнее, Россия поддерживает любое развитие политической ситуации, которое укрепляет позиции пророссийских сил и приводит в соответствие с российскими интересами в данной стране и регионе. Исходя из этих соображений, Козак не увидел «ничего плохого» в падении правительства Майи Санду (Government.ru, 20 ноября 2019 г.). Наоборот, он заявил о готовности России оказать поддержку новому правительству, которое Москва предпочла бы видеть занимающимся внутренней политикой и развитием отношений с Россией.

Opinii RUS