Ликвидация российских вооружений в приднестровском регионе: кто, что и в какие сроки?

0 371

Автор: Дионис Ченушэ

Внезапная открытость Москвы, озвученная министром обороны России Сергеем Шойгу, по отношению к перспективе уничтожения российских боеприпасов, хранящихся в приднестровском регионе, вызвала замешательство в Кишиневе. Ранее не обсуждавшееся предложение удивило и внешних партнеров. Последний раз вопрос российских боеприпасов фигурировал в молдо-российской повестке около 16 лет назад, до того, как он был заблокирован провалом «плана Козака» в 2003 году. Документ предусматривал федерализацию Молдовы. Информация о намерении России возобновить уничтожение боеприпасов, вброшенная по официальным каналам без предварительного согласования, вызвала смешанную реакцию среди представителей молдавских властей. Интерес правительства к деталям и просьба к профильным международным организациям (ОБСЕ) подключиться к процессу контрастировало с позитивной и однозначной оценкой Игоря Додона.

Заслуживает внимания тот факт, что предложение российской стороны об уничтожении боеприпасов, находящихся в приднестровском регионе, было озвучено спонтанно, 24 августа, во время первого визита российского министра обороны в Кишинев (Presedinte.md, 24 августа 2019 г.). Выбор этого момента – не результат импровизации, а продуманное использование новой политической конъюнктуры. Это способствовало усилению дискурса Игоря Додона о так называемом позитивном влиянии российского фактора на стабильность в Молдове. В то же время возникают благоприятные условия для похвалы в адрес российских миротворцев, расквартированных в приднестровском регионе, озвученной Игорем Додоном на международных форумах. Участие молдавского президента в сессии Генеральной ассамблеи ООН, запланированной на конец сентября 2019 года, уже вызвало подозрение в министерстве иностранных дел, которое потребовало согласовать позиции. (TV8, 13 сентября 2019 г.). Существует риск, что Игорь Додон попытается скомпрометировать принятую в июне 2018 года резолюцию ООН о безусловном выводе российских военных, незаконно находящихся на территории Молдовы (ООН, 22 июня 2019 г.).

Множество аспектов свидетельствуют об отсутствии структурированных подходов к тому, как на практике начать и закончить уничтожение российских вооружений.

В первую очередь, нет ясности по поводу инициатора и исполнителя этой инициативы. (Кто?). Ответственным за уничтожение вооружений является российское министерство обороны. Оно осуществляется в рамках федеральной целевой программы «Промышленная утилизация вооружения и военной техники на 2011 – 2015 годы и на период до 2020 года», бюджет которой составляет 34 млрд рублей. Неясно, какую роль будут играть Дмитрий Козак и министерство иностранных дел России, которые де-юре координируют переговоры по урегулированию приднестровского конфликта. От них зависит то, на каких принципах будет построен консенсус между Кишиневом и Тирасполем.

С одной стороны, Москва исходит из того факта, что президент Игорь Додон и тираспольский лидер Вадим Красносельский согласны с необходимостью уничтожения вооружений (MID.ru, 11 сентября 2019 г.). Однако Россия ограничивает этот процесс сотрудничеством между молдавским и российским военными ведомствами, не предоставляя никакой дополнительной роли, хотя бы технической, другим участникам переговоров в формате “5+2”. Одновременно Тирасполь называет данный вопрос своим внутренним делом, который должен решаться на основе «межгосударственных договоренностей» с Россией. (Regnum, 30 августа 2019 г.). С другой стороны, молдавская дипломатия считает первоочередной задачей привлечение миссии ОБСЕ к наблюдению за уничтожением боеприпасов (MAEIE, 5 сентября 2019 г.). Однако главный собеседник Москвы в Молдове, президент Игорь Додон, не воспользовался предложением ОБСЕ об оказании помощи в инвентаризации складов боеприпасов (Presedinte.md, 10 сентября 2019 г.). В 2002 году ОБСЕ профинансировало доставку американской взрывной камеры для утилизации боеприпасов на левом берегу Днестра (ОБСЕ, 15 апреля 2019 г.), а начиная с 2006 года оказывает содействие конституционным властям в снижении опасности взрывов на военных складах (ОБСЕ, 25 июля 2019 г.). Ранее президент страны дал понять, что российское предложение будет обсуждаться на переговорах в формате «5+2», возобновление которых запланировано на осень 20190 года.

Второй момент, где требуется ясность, касается количества и характеристик вооружений, которые, теоретически, будут уничтожены. (“Сколько и что?”). Сначала президент Додон обрисовал задачу в общих чертах, сказав, что Россия предлагает «начать процесс утилизации боеприпасов, находящихся» в приднестровском регионе (Presedinte.md, 24 августа 2019 г.). Более полную информацию о намерении России распространили официальные тираспольские источники (26 августа), с которыми российский министр обороны якобы обсудил «аспекты, имеющие отношение к организации процесса утилизации боеприпасов с истекающим сроком хранения». Затем российский министр иностранных дел Сергей Лавров уточнил, что речь идет лишь об утилизации боеприпасов, срок хранения которых истек или истекает (MID.ru, 11 сентября 2019 г.).

Состояние хранящихся на складах у Колбасны боеприпасов нестабильно, поскольку, предположительно, у 50% из них срок хранения истек полностью либо наполовину. На самом деле актуализированных данных о количестве боеприпасов и их состоянии нет. Лидер сепаратистского региона признал, что Шойгу «обратился с предложением» провести инвентаризацию боеприпасов (Regnum, 30 августа 2019 г.). По словам Лаврова, в 2003 году, до провала «меморандума Козака», из приднестровского региона было вывезено «более половины» из 20 тыс. тонн боеприпасов. Он же говорит, что в 2019 году у половины из этих 20 тыс. тонн срок хранения истек (MID.ru, 11 сентября 2019 г.). Судя по этим противоречивым данным, как минимум 5 тыс. тонн боеприпасов следует незамедлительно утилизировать и вывезти с неконтролируемой молдавской территории.

И, наконец, третья сторона проблемы: когда начнется и сколько займет процесс уничтожения оружия (Когда и как долго?). В 2013 году бывший лидер приднестровского региона Евгений Шевчук заверил, что российская сторона проводит регламентные работы, необходимые «для подтверждения необходимого уровня безопасности и сохранности имущества». Однако более чем шесть лет спустя, российские власти настаивают на необходимости утилизации боеприпасов с истекшим сроком хранения, поскольку они небезопасны. Предложенный Москвой график отводит на технические приготовления полтора года (бюджетирование расходов, проведение публичных тендеров, размещение военного персонала и т.д.). В таком неспешном темпе, минимальные технические условия для утилизации вооружений могут быть созданы лишь к концу 2020 года. Предлагаемые сроки дают преимущества пророссийским молдавским силам в ближайших электоральных циклах (президентские выборы 2020 года). Более того, созданы предпосылки для обновления некоторых сегментов военной инфраструктуры путем легализованного ввоза военного оборудования на неконтролируемую территорию Молдовы.

В результате России удается сохранить миротворческую миссию в текущем формате и найти дополнительные аргументы в пользу затягивания процесса вывоза вооружений, а также вывода своих вооруженных сил из приднестровского региона.

Opinii RUS