Нагота против русской дезинформации. Почему Facebook реагирует острее в первом случае

0 339

Исследователи, наблюдатели на выборах и многие правительства стремятся объяснить масштаб влияния дезинформационных кампаний, исходящих от Российской Федерации. На данный момент, пресс-релизы онлайн-платформ составляют основную часть доказательств этих кампаний, как это произошло, к примеру в последнем объявлении Facebook о российских операциях против африканских стран. Доступ к таким доказательствам имеет особое значение для борьбы с дезинформацией и избирательной блокадой.

Похоже российское правительство и Facebook живут в разных мирах, несмотря даже на то, что их офисы в Брюселле находятся по соседству.

На прошлой неделе российское государственное информационное агентство РИА Новости заявило, что «Россия не вмешивается во внутренние дела африканских государств». Всего через два дня Facebook объявил о начале масштабной дезинформационной кампании со стороны России, нацеленной как минимум на восемь африканских стран.

Эти кампании были связаны с «юридическими субъектами российского финансиста Евгения Пригожина», более известного, как “повар Путина”. Ранее, министерство юстиции США обвиняло Пригожина в том, что тот принимал участие во вмешательствах России в выборы США в 2016 году. Тактики российских операторов постепенно стали совершенствоваться и, таким образом, они начали создавать учётные записи посредством местных жителей афрканских стран, чтобы избежать подозрений.

Но пресс-релиз Facebook интересен по другой причине: впервые в своем новостном блоге компания прямо называет российскую кампанию «иностранным вмешательством».

Пока что, эксперты разделились во мнении о том, можно ли назвать кампании по дезинформации в России иностранным вмешательством. Некоторые говорят, что это растянуто, учитывая, что российские операции в социальных сетях просто «влияют на мнение людей, которые могли или не могли повлиять на последующие голоса». Другие более агрессивны в своих оценках, отмечая, что усилия Кремля действительно представляют собой принуждение, поскольку они «специально предназначены для осуществления контроля».

Отказываясь предоставлять систематический доступ к данным, представляющим общественный интерес, ведущие онлайн-платформы в настоящее время исключают возможность оценки действий, скомпрметированных манипулятивными кампаниями.

Для ЕС, к примеру, миссии по наблюдению на выборах – коючевой инструмент для поддержки демократических основ и продвижения прав человека во всём мире, в том числе в африканских странах.
Тем не менее, в контексте, в котором компании нерегулярно представляли некоторые данные о своей деятельности, практически невозможно оценить, в какой степени действия Кремля могли исказить избирательные процессы в африканских странах и нарушить национальные или международные избирательные законы.

Как недавно отметил The Guardian, менее 10 процентов пользователей Facebook живут в США, утверждая, что для защиты оставшихся 90 процентов, компания должна адаптировать свою политику транспарентности и целостности к соответствующим социальным и политическим условиям. В странах, охваченных российскими кампаниями по дезинформации, это также включает периодические и всесторонние отчеты о степени информационной активности через различные сервисы Facebook.

В настоящее время Facebook систематически сообщает о нарушениях политики наготы в отношении взрослых, но нигде не раскрывает объем и масштабы кампаний по внешнему вмешательству на своей платформе. Это означает, что когда платформы удаляют вредоносные данные, например, из России или Ирана, они делают это не из-за вмешательства извне, а на основе других положений, например, касающихся поддельных учетных записей.

Источник: euvsdisinfo.eu

Opinii RUS