Укрепление статуса русского языка в Молдове – инструмент российской политики мягкой силы на постсоветском пространстве

0 385

Автор: Ион Тэбырцэ

Согласно пресс-релизу российского в Кишиневе, в ходе встречи 23 октября 2019 года между послом России Олегом Васнецовым и генеральным директором Агентства межэтнических отношений Николаем Радица, чиновники обсудили тему укрепления законодательства, связанного со статусом русского языка в Республике Молдова. Россия хочет, чтобы русский язык был средством межэтнического общения, чтобы в образовательных учреждениях существовал и русский язык обучения. [1] Еще один аспект, который обсуждался в ходе встречи, был связан с укреплением молдо-российского сотрудничества для поддержания межэтнического диалога, в том числе через Федеральное агентство по делам национальностей России. Это не первый подобный запрос в последние годы исходящий от России и направленный в Республику Молдова, это часть политики Кремля, направленной на укрепление позиции России на постсоветском пространсте.

Русский язык является важным инструментом в политике мягкой силы Российской Федерации. Политика мягкой силы – один основных компонентов, так называемого, проекта “русский мир”, который был впервые аннонсирован в 2007 году президентом России Владимиром Путиным.

“Русский мир”. Это понятие не следует путать с русской культурой. “Русский мир” – это государственный проект геополитического характера, основной целью которого является институционализация постсоветского пространства под эгидой Москвы. В геополитическом плане, Россия воспринимает “Русский мир” как свою сферу влияния.

В структурной организации “русского мира” русский язык играет роль связующего звена на постсоветском пространстве. В то же время это важный инструмент пропаганды и продвижения геополитических интересов России на постсоветском пространстве. В 2014 году, в контексте событий на Украине, был создан Совет при Президенте России. Заявленная цель этого совета – защищать и развивать русский язык в России, а также в сообществах за рубежом, которые духовно связаны с русским языком и культурой.

Что касаемо текущей ситуации с русским языком, то Кремль настаивает на двух основных идеях:

1. Миссионерстве русского языка.
В повествованиях, пропагандируемых Российской Федерацией, эта идея служит основой духовно-исторического общения десятков культур и народов, обеспечивает суверенитет, единство и самобытность русского народа;

2. Идея о том, что русский язык находится в постоянном осадном положении.
В российском обществе прививается мысль о том, что определенные враждебные силы из-за рубежа пытаются повлиять на распространение русского языка, вытесняя его на периферию.

По этим причинам в постсоветский период возникла необходимость интегрировать за рубежом русские этнические группы, и других русскоязычных граждан, которые не знали официального языка государства, в котором были интегрированы. Процесс их интеграции был и остается довольно сложным. Есть два аспекта, которые затрудняют эту интеграцию в постсоветских государствах: объективный аспект и субъективный.

Объективный – имеет психологическийхарактер. Он ссылается на то, что русскоязычные этнические группы, которые упоминаются в новых реалиях, объективно нуждаются во времени, чтобы туда интегрироваться. Основным условием их социально-политической интеграции в новые общества является изучение национального языка государства, в котором они живут. В некоторых государствах это условие было строгим, даже обязательным, в других знание национального языка было менее важным. Например, в Прибалтике получение гражданства русскими этническими группами было напрямую обусловлено знанием национального языка, тогда как в Республике Беларусь русскому языку был предложен статус государственного языка наряду с белорусским.

По субъективным причинам многие русскоязычные этнические группы (в некоторых государствах, большинство из них) не выучили национальный язык государства, в котором они живут с коренными народами. Это связано с тем, что либо они не хотели, либо государство не создавало условий, необходимых для изучения национального языка. Этот субъективный аспект был подвержен спекуляциям со стороны России, преследовавшей геополитические цели.

Политика Москвы ясна. Она не хочет интеграции русских и других русскоязычных этносов в новые государства. Россия никак не способствовала интеграции русскоязычных этнических групп в новые государства, гарантируя при этом идентичность государства. Наоборот, Кремль пытается использовать их как инструмент российской политики для укрепления своих позиций на постсоветском пространстве.

Такие же нарративы об этнической принадлежности и русском языке пропагандируются Москвой и в Республике Молдова. Несмотря на то, что законодательно права этнических меньшинств в Молдове уважаются и, согласно Конституции, “государство признаёт и защищает право на сохранение и развитие русского языка и других языков, на которых говорят на территории Молдовы. Русские или другие этнические группы, хотя они и не знают румынского языка, имеют доступ к образованию в Республике Молдова на всех уровнях – начиная с дошкольного и заканчивая университетским. В Республике Молдова много русскоязычных изданий, теле- и радиостанций, вещающих на русском языке. Более того, в информационном пространстве Республики Молдова преобладают средства массовой информации на русском языке.

Начиная с первых лет независимости, в Республике Молдова сложилась особая ситуация. После принятия Закона о функционировании языков[2], принятого в 1989 году (единственный функционирующий закон, принятый в советский период), языковой аспект находился в авангарде политической жизни в первой половине 1990-х годов. С 1995 года, когда глава государства Мирча Снегур после забастовок студентов прекратил процесс замены учебников по изучению истории Румын на историю Молдовы в школах и университетах, Республика Молдова достигла баланса по этой части. Между государственными органами власти и представителями русскоязычных этнических меньшинств достигнут консенсус. Власти перестали поднимать вопрос об этнических меньшинствах, владеющих румынским языком.

Всё же, было два случая нарушения этого, так называемого, языкового баланса, установившегося в Республике Молдова. Первый случай связан с событиями 2002 года, когда фракция коммунистов в правительстве ввела обязательство изучать русский язык в школах второго класса и изменить название истории в школьной программе. Это вызвало массовые уличные протесты. Протесты были урегулированы при посредничестве Совета Европы. После этого, тогдашний президент Владимир Воронин отказался от намерений коммунистов. Второй эпизод произошел в 2011 году, когда почти сотня выпускников Гагаузской автономии не смогли сдать экзамен на степень бакалавра по румыснкому яыку. Комрат всё же выдал выпускникам дипломы, несмотря ни на что, бросив таким образом вызов центральным органам власти. Автономия обвинила молдавские власти в том, что те не создали необходимых условий гагаузским ученикам для изучения румынского языка. Власти автономии обвинили Кишинёв в несоблюдении закона о статусе языка, принятого в 1989 году, и в нарушении статуса автономии. [3]

Любая попытка нарушить этот баланс, приведёт к дестабилизации языковой ситуации и нарушению межэтнических отношений.
Повышение на законодательном уровне степени распространения русского языка в Республике Молдова без соответствующей интеграции этнических меньшинств в общество, никак не приведёт к решению языковой проблемы. Наоборот, это может способствовать углублению кризиса. Россия знает об этой ситуации и поэтому настаивает на этом. Москва не хочет интеграции русскоязычных этнических меньшинств в молдавское общество, потому что в этом случае они станут лояльными гражданами государства Республики Молдова и больше не будут российской геополитической ударной силой на постсоветском пространстве.

Инициатива посольства Российской Федераци в Кишиневе по укреплению статуса русского языка в Молдове – не приоритет для молдавского общества в контексте современных проблем. Русский язык присутствует в публичном и информационном пространстве Республики Молдова, его статус гарантирован Конституцией и другими законодательными нормами. Более актуальной является проблема незнания этническими меньшинствами в Республике Молдова румынского языка. Именно в этом направлении должны быть направлены совместные усилия российских и молдавских властей, если они действительно обеспокоены судьбой русского языка и этнических русских в Республике Молдова.

[1] Посол России встретился с директором Агентства Межэтнических Отношений. 24.10.19, 12:34. / https://moldova.mid.ru/ru_RU/press-relizy

[2] Lege nr.3465 din 01.09.1989 cu privire la funcţionarea limbilor vorbite pe teritoriul RSS Moldoveneşti. / http://lex.justice.md/index.php?action=view&view=doc&lang=1&id=312813

[3] Lege nr.344 din 23.12.1994 privind statutul juridic special al Găgăuziei (Gagauz-Yeri). / http://lex.justice.md/index.php?action=view&view=doc&lang=1&id=311656

Opinii RUS